Международная научно-практическая интернет-конференция «Направления и механизмы совершенствования преподавания в современном вузе"
Изображение пользователя Гость
Вы используете гостевой доступ (Вход)
 
 
Изображение пользователя Дмитрий Губаревич
Визуальное событие и визуальное отношение
от Дмитрий Губаревич - Четверг 28 Август 2014, 09:17
 

Начинаем обсуждение текста Александра Андреевича Полонникова "Визуальное событие и визуальное отношение" 

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Четверг 18 Сентябрь 2014, 14:30
 

Написать развернутый, последовательный комментарий у меня не получается: с одной стороны, сам текст сложен с точки зрения круга обсуждаемых вопросов и вовлеченных оснований, неоднороден, с другой стороны, его организация «тянет», задает конститутивы для текста-ответа. Поэтому для того, чтобы преодолеть его гравитационное поле и вместе с тем преодолеть зону молчания вокруг него, я хочу сформулировать серию вопросов.

(Редактировал(а) Дмитрий Губаревич, Четверг 18 Сентябрь 2014, 12:17)

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Четверг 18 Сентябрь 2014, 11:18
 

К чему приводит наш «психологический язык»?

Чтение данного текста (первичное и, особенно, повторное) позволило ухватить и сделать для себя более отчетливым смутное чувство, возникающее при погружении в визуально обращенное образование и при попытках описать его. Это чувство блуждания в трех соснах, имя которым – «речь», «мышление» и «восприятие». Сейчас сложно судить обо всех обстоятельствах в истории науки и, в первую очередь, психологии, которые вызвали к жизни подобное дискурсивное дробление психической реальности, как и сложно судить, чем была вызвана необходимость дробления как такового. В случае же встречи с визуальным (аудиовизуальным) объектом подобный психологический язык воспринимается как утративший свой референт, вернее как переставший убедительно выполнять свою репрезентативную функцию. Альтернативой мог бы стать холический язык, однако в данном контексте можно говорить, что он возможен как таковой только при существовании дискретного языка.

Каким может быть язык, вовлекающий-в/вовлеченный-в визуальное? Каков его синтаксис, какова его прагматика?

А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Пятница 19 Сентябрь 2014, 15:32
 

Представленое здесь размышление интересно, как мне кажется, по нескольким обстоятельствам. Во-первых, как опыт работы с языком, который достаточно чужд языку читателя. Во-вторых, как попытка идентификации чуждого. Очень жаль, конечно, что эти два аспекта не развернуты в конкретных аналитических процедурах, связанных с детальным анализом читаемого текста. Важно бы было показать (и доказать) те места в основном изложении, где "необосновано" дробление реальности, а также те, где (и как) психологический язык утрачивает свой референт. Тем более (насколько я понимаю автора) основной лингвистической  задачей статьи "Визуальное событие и визуальное отношение" была борьба с репрезентативной функцией языка. Автор (хочется думать, что не без основания) полагает, что репрезентативной функции противостоит как раз не холическая организация языка (это из другой логики), а креактивная.

Что касается вовлеченного в визуальность языка, то его примером может выступить феномен экфразиса (слова-образа).

Думаю, что дискуссия началась. Желаю успехов Н.Д. Корчаловой и всем остальным, кто окажется в нее вовлечен. 

Ал. Полонников

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Четверг 18 Сентябрь 2014, 16:18
 

Как представляется при чтении текста, мышление, оперирующее категориями, приписывающими признаки общего единичным вещам, тем самым обеспечивает иллюзию общего мира. Иными словами, «общий мир» – это дериват процедур мышления, несмотря на повседневную установку о том, что «мышление у каждого свое». Вместе с тем зрение работает не с «умозрительными» объектами, не с тем, что «находится в голове» и недоступно наблюдению, а с объектами, которые как бы независимы от отдельных индивидов; они общú в том смысле, что доступны каждому. Почему же зрение, в отличие от мышления, не столь категорично позволяет «устанавливать» общий мир?

А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Среда 29 Октябрь 2014, 20:47
 

Все зависит, как мне кажется, от практики (и мышления, и видения). Так, например, зрение, апеллирующее к очевидности, использует в своей реализации обобщающую установку.  Только особым образом организованная коммуникация способна произвести дифференциацию видений. Проблема во многом заключается в том, что наше зрение, как и все восприятие в целом, категоризовано. В этом отношении первичная социализация работает как машина по гомогенизации мира. Эстафету социализации принимает образование, массмедиа... Виртуальный мир -- мир разделенных образов. Вот почему спецификация зрительных миров не менее сложная задача, чем спецификация миров мыслимых. Да, миров мыслимых потенциально много, но стоит войти в аудиторию (или на кафедру), и ты убеждаешься в обратном. Речь идет, разумеется, не о личном мнении студента. Этого у нас предостаточно. Речь о качественно своеобразном смысловом универсуме, рожденном в ходе взаимодействия с визуальным артефактом. Возникновение такого мира невозможно без остранения другого и себя.

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Четверг 18 Сентябрь 2014, 16:20
 

Каков источник визуального беспокойства в образовании?

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Четверг 18 Сентябрь 2014, 16:29
 

Хотелось бы объективировать одно допущение, на котором строится комментируемый текст. Оно состоит в том, что визуальная рамка (визуальный кадр), с которой работали студенты на занятии, ограничивалась экраном ноутбука. Как иным образом может быть сконструировано понимание визуальной рамки (студентов) и что это означает для образовательного экспериментирования?

Изображение пользователя Татьяна Краснова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Татьяна Краснова - Пятница 24 Октябрь 2014, 16:21
 

На протяжении нескольких лет своей преподавательской  практики (преподаю разные психологические курсы) я часто включала на занятиях фрагменты из фильмов. И каждый раз возникал вопрос, что я хочу, чтобы «увидели» (или сделали что-то другое, например, эмоционально впечатлились) студенты?

Мои ответы были таковыми: иллюстрации таких-то феноменов (например, процесса самоопределения, конструирования образа-Я в юношеском возрасте в фильме «Общество мертвых поэтом»); или «вычленение» из реальности каких-то профессиональных действий  (например, просила в глаголах (что делает?) «выразить» педагогические действия учителя Китинга в названном выше  фильме).

В этом контексте для меня был очень любопытен один из выводов, сделанный в работе Александром Андреевичем, который, как мне кажется, достаточно точно описывает зеркальные моим преподавательским действиям действия студентов: «Речевые практики, используемые студентами в учебной ситуации, оказываются связанными условиями своего воспроизводства с вербо- (тексто)центрированными правилами взаимодействия, содержательным отношением к предмету восприятия, подчинением зрения процессам понимания и интерпретации».

Учитывая феномен «клипового мышления» современного студента, очень сильно беспокоит вопрос, как работать с визуальным материалом (фильмами) в образовательном процессе кроме как для иллюстрирования, понимания и интерпретации. 

А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Суббота 25 Октябрь 2014, 12:30
 

Ответ, на поставленый Татьяной Ивановной вопрос, отчасти содержится в приведенной ею цитате. Он заключается в переходе от вербо(тексто)- центрированных образовательных практик к визуальноцентрированным. Но это, я думаю, очень поверхностный и от этого дезориентирующий ответ. Его можно трактовать как призыв к усилению роли и доли электронной наглядности в образовании. Подобная позиция достаточно хорошо представлена в статье Голынского и Соловьева. Действительно, привлечение визуальных средств, особенно современного вида, способно многократно увеличить производительность действующих образовательных форм. Процесс усвоения материала, предлагаемого обучением, станет и прочнее, и качественнее, и практичнее. Статья экономиста Чепикова, опубликованная на страницах этой конференции, наглядный тому пример. 

Однако мое размышление, к которому апеллирует Татьяна Ивановна, содержит попытку нащупать иные (неиллюстративные) возможности использования визуального материала. Речь идет, например, о его применимости для трансформации самой образовательной ситуации, сущности протекающих в ней процессов, в том числе и самоопределения.  Понятно, что все сказанное мной далее, будет предполагать "привязку к местности", но все же.

Работая, например, в аудитории с академической группой (или в сети онлайнобучения),  мы обнаруживаем устойчивую коммуникативную тенденцию к привязке нового материала к структурам сложившегося у учащихся опыта. Назовем ее (вслед за Пиаже) "ассимиляцией".  Но наша цель не усвоение содержания сообщения, а уведичение репертуара когнитивного поведения студента. Аккомодация в этом случае будет означать отказ от центрированной на опыте точке зрения и децентрации: переходе на точку зрения, предлагаемую материалом. Задача стать на позицию изображения, а из нее и отнестись к исходному опыту его восприятия, означает резкое повышение статуса визуального сообщения. Оно приобретает специфическую автономию, становится центром учебной ситуации, диктуя порядок взаимодействия. Я называю это "визуальным событием". "Визуальное событие" -- условие транценденции опыта студента. Это то, с чем работает преподаватель, стремящийся к тем эффектам, о которых я сказал выше. Идея визуального события и визуального отношения заимствована мной у "отца" "иконического поворота" в культуре У. Митчелла в его книге "Чего хотят изображения".  Задачу транценценции, разумеется, можно решать и текстуальными средствами. Например, стрествами научных теорий, ограничивающих диапазон субъективного опыта. Но в этом случае возникает ряд других проблем, о которых следует говорить отдельно и которые, собственно, и вызывают к жизни необходимость преодоления универсальных претензий текстоцентрированных практик. 

Изображение пользователя Татьяна Краснова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Татьяна Краснова - Вторник 28 Октябрь 2014, 12:42
 

Александр Андреевич, для меня было бы чрезвычайно полезно и любопытно услышать Ваши коммпентарии к следующим тезисам:

1) В продолжении темы "иллюстративности", реплика коллег-экспертов: "Роль учебных моделей (как вид иллюстраций) в формировании теоретических понятий как основы научного мышления убедительно раскрыта В. В. Давыдовым. Он характеризует учебные модели как своеобразный сплав наглядности и понятия, конкретного и абстрактного, предлагает даже рассматривать моделирование как дидактический принцип, дополняющий наглядность. Соотношение этих принципов В.В. Давыдов определяет следующим образом: "…там, где содержанием обучения выступают внешние свойства вещей, принцип изобразительной наглядности себя оправдывает. Но там, где содержанием обучения становятся связи и отношения предметов, - там наглядность далеко недостаточна. Здесь вступает в силу принцип моделирования" [http://imp.rudn.ru/ido.aspx?id=book2]

2) Очень хочется прочувствовать на живой ткани практики  то, что в Вашем тексте обозначается как "увеличение репертуара когнитивного поведения студента", "аккомодация", "визуальное событие". В этом контексте не могли бы Вы прокомментировать ниже предложенные примеры, с точки зрения соответствия этим "функциям" визуализации:

а) рекламный ролик -- это адекватный пример аккомодации?

б) Когда я была студенткой первого курса факультета психологии (1986 г.) в рамках курса "Практикум по наблюдению" мы всместе с преподавателями всем потоком ходили на фильм Тарковского "Сталкер" (около 70 студентов и человек 6 преподавателей). Наше задание, насколько я помню, состояло в том, чтобы описать то, что мы увидели. Признаюсь честно тогда мне фильм показался очень скучным и абсолютно непонятнным, и даже более того депрессивным. Как было выполнять задание, было не ведомо. Как оказалось и не только мне, и мы уговорили преподавателей устроить обсуждение, чтобы разобраться что с "этим" делать. В общежитии в неформальной обстановке несколько часов сряду мы "обсуждали" фильм. Я ничего не поняла опять улыбаюсь, но старалась  аккуратненько конспектировать дискуссию, что в последствии и сдала в качестве выполненного задания (тетрадку 12 листов). Каково же было мое удивление, когда в обратной связи мне сказали что это "не то", что от нас ожидалось. А вот что ожидалось, как я  поняла, не знали и сами преподаватели. Было какое-то ощущение их растерянности и упования на насулыбаюсь. Единственное что они внятно сказали, что ожидаемое должно было не совпадать с тем, что мы обсуждали, а быть чем-то иным. Еще помню, что было сказано, что задача состояла не в том, чтобы проинтерпретировать Тарковского, а в том, чтобы "все увидеть". А вот что это "все" до сих пор для меня остается загадкой. Вот такой опыт случился улыбаюсь         

А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Вторник 28 Октябрь 2014, 15:16
 

Мне кажется, Татьяна Ивановна, что Ваш пример с просмотром "Сталкера" указывает направление, на котором лежат и ответы на поставленные Вами вопросы, и новые серии вопросов. Ваши преподаватели, как следует из Вашего рассказа, были неудовлетворены аналитическими суждениями. Студенты выполнили не ТО задание. Им предлагалось рассказать о том, что они увидели, а студенты прочли учебный вопрос как задачу на понимание. То есть вместо описания они предъявили суждения. Описание же предполагает возвращение к жизни своего рода эмпиризма, обращение к этнографическому зрению, лишенному культурных предпосылок. В отношении к Тарковскому это вполне оправдано. Он как раз работал в той традиции, которая стремилась обеспечить самостоятельность образу, поставить слово во второй и даже третий ряд. В этом порядке слова уступают дорогу изображениям, диктующим смысловой порядок отдельным сценам и фильму в целом. Камера Тарковского пытливо рассматривает вещи: воду, ее неторопливое течение, шприц, обломки игрушки, пуговицу... Было бы ошибочным искать в этих предметах некий скрытый символизм. Его нет. У Тарковского все сверху, это поверхностное движение. Ему нужно научиться у мастера. Задача камеры не показать субстанцию вещи, а научить рассматриванию. Зритель должен следовать образу действия кинокамеры, поэтизируя при этом жизненный миг...

Теперь об отличиях с Давыдовским ходом. Ход от Давыдова, как мне представляется, прямо противоположный. Давыдов -- интеллектуалист, для него теоретическое мышление -- способность схватывать сущности (целое раньше частей) -- принципиальный культурный навык. Это схватывание -- обеспечивается механизмом воображения, создающего умственный образ. Умственный образ в свою очередь выступает предметом переработки рефлексивным мышлением. В ходе  распредмечивания образа развивается и рефлексия, и ее носитель. Образ у Даыдова есть промежуточный, хотя и важный этап интеллектуальной деятельности. Заметьте! Схватывание, мгновенное (в идеале) понимание залог экономного мышления, позволяющего игнорировать лишнее. Когда же речь идет о рассматривании, то лишнего ничего нет, важно все. Более того. Зрение (не у Давыдова) бежит обобщения. Оно дробит, дифференциирует мир, открывая в нем новые нюансы и жизненные ресурсы. Здесь уже не до экономии. Здесь как в поэзии: главное не видимое, а видение. Модель же всегда обобщение. Визуальная установка не исключает в некоторых случаях тех или иных генерализаций. Но, во-первых, их форма не выражается понятиями, а во-вторых, продукты генерализаций сообразуются с визуальной (формальной), но не содержательной логикой (в смысле Ильенкова/Давыдова). 

Обращение к визуальному подходу (спасибо за Тарковского!) не есть просто акт усиления роли и значения зрительной модальности восприятия. Более того. Это не вопрос общей психологии в привычном разумении. Визуальное отношение предлагается рассматривать как экзистенциальную позицию, способ присутствия в образовании, реализующийся в трех основных областях: отношение с миром, другим, самим собой. В отношении с миром -- многообразие (каждый мир встречи с изображением потенциально индивидуальный мир); в отношении с другим -- нетождественность (другой как Другой); в отношении с собой -- инность (статус рождаемый встречей с изображением или визуальным событием). Понятно, что все помеченное здесь требует аккуратного проговаривания и выговаривания. Но принципиально следующее. Визуальное событие и визуальное отношение не есть новая истина. Это лишь одна из культурных позиций, которая может быть проиграна в образовании. Она только и возможна как альтернатива господствующей форме присутствия студентов в образовании. (Ваш пример с Тарковским как раз и говорит о такой возможности). Достоинство этой культурной позиции в ее проработанности гуманитарной  традицией, чего не скажешь, например, о музыке или логике практики. Дифференциация мира в образовании ("выворачивание" его в визуальное измерение) и означает аккомодацию. Интеллектуальная редакция реальности дополняется ее визуальной редакцией, потом еще какой-нибудь. Причем между этими мирами должен быть разрыв. Переход от одной формы присутствия к другой в когнитивном плане означает переключение режима функционирования сознания. У Гуссерля это выглядело, например, как переключение с естественной установки сознания на теоретическую.

Да! Чуть не забыл в связи с Давыдовым. Давыдов --  модернист. Для него теоретическое мышление -- вершина, привилегированная точка зрения. Визуальная же установка подчиняется ситуативным требованиям. 

Изображение пользователя Татьяна Краснова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Татьяна Краснова - Вторник 28 Октябрь 2014, 16:15
 

То есть "Сколько бы ни называли видимое, оно никогдане умещается в сказанном"   Мишель Фуко «Слова и вещи» улыбаюсь.

Как же все таки эта идея "работает" в образовании. Ее, наверное, можно "уместить" в профессиональную подготовку художников, артистов, режиссеров, дизайнеров и т.п., даже в систему воспитания.... А еще?

 

 
А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Вторник 28 Октябрь 2014, 19:02
 

Да, действительно, не умещается в сказанном. Но это же можно отнести и к высказыванию, которое многозначно и не исчерпывается никакой его интерпретацией. Я пытаюсь сказать о другом. Об образовании. Само образование является аутопоэтической (самовоспроизводящейся) формой. Эта форма, рожденнная опытом Гутенберга, как и все в этом мире исторично. Что, собственно, воспроизводится? Что имеется ввиду, когда говорят: форма? Ответ здесь не так прост и он, кстати, имеет отношение к психологии. Если под последней понимать знание о психических формах. 

Образование в его формальном выражении может быть увидено на микроуровне как признанная легитимной языковая игра или коммуникативная идеология, предполагающая систему диспозиций и предписаний к действию, связанных с этими диспозициями. Здесь, мне думается, спрятано яйцо образовательного Кощея Бессмертного. Здесь  точка приложения сил при решении задач образовательных изменений. Все остальное: методики, технологии и пр. являются (по отношению к образовательной коммуникации) метаформами. Их можно увидеть уже на следующем уровне как институциональную рамку. И так далее, вплоть до парт в аудитории и типов самих аудиторий. Так называемые "активные методы обучения", с моей точки зрения, пытаются работать на микроинституциональном уровне, не затрагивая "внутренню форму" образования, то есть коммуникативную игру. Когда Ваши педагоги в МГУ, Татьяна Ивановна, пытались побудить студентов к всматриванию в фильм Тарковского, они интуитивно нащупывали новую форму коммуникации, которая бы поставила под вопрос привычное коммуникативное поведение. Что означало бы на деле принятие задания на всматривание студентами? Что это бы означало для коррекции формы учебной коммуникации? 

Прежде всего лишение студента привычных опор, связанных с организацией высказывания. Мы видим на экране следы некой цивилизации или  культуры, но мы ничего или почти ничего не можем сказать о ней. В чем нам здесь помогут наши философские, психологические или иные знания? Что нам скажет о зримом наш опыт, в котором ничего подобного нет?  Мы вынуждены всматриваться и видеть еще ничего не понимая. Не понимая в смысле ограниченности априорий. Немота -- нормальный итог такого всматривания. Да, нам буквально нечего сказать. Не будешь же вслед за скольжением камеры вторить: шприц, камень, ткань... Ведь смешно! Ведь очевидно! И вот здесь мы первый раз спотыкаемся. Спотыкаемся о себя. Ловушка очевидности -- первое, что подстерегает нас на пути в зримое. И здесь же необходимость первого образовательного действия, действия, направленного на принуждение себя к рассматриванию. Но это раз. И действия, связанного с подавлением услужливо подбрасываемых культурной памятью слов. Язык -- фашист, -- писал Барт, -- он вынуждает нас говорить. И вот здесь возникает образовательная задача: блокировка автоматизма образовательной привычки: понимать и говорить. Эта форма увы! живуча. Но, согласитесь, в основе формообразования лежит чаще всего акт повторения. Речь, конечно, не идет о том, чтобы разрушить процесс формообразования. Это бы означало разрушение психики и культуры. Нет, речь идет лишь о притормаживании, введение в коммуникацию таких средств, которые бы вторгались в структуру действия и вызывали внимание к нему. 

Здесь я должен принести Вам, Татьяна Ивановна, извинение, за то, что не сказал еще об одном, возможно самом важном, без чего образовательный смысл локализуется до области подготовки художников. В содержание этого одного мы должны включть то, что Нанси называл виртуальным миром или миром, созданным образом. Культура виртуализируется и в ней живут не только артисты, но и все остальные. Образ поселяется в нас и определяет нас без нашего ведома. Образование обязано столкнуть человека с собой как культурной проблемой. Но не только. В содержание этого одного следует включить и новые образовательные возможности, которые возникают в следствие смены медиаторной доминанты: текст -- образ. Образ -- репрезентант самого мира, перед которым мы сегодня бессильны. Бессильны до тех пор, пока не научимся держать его на дистанции. Пока умолкаю...

Изображение пользователя Ольга Савчик
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Ольга Савчик - Пятница 31 Октябрь 2014, 12:47
 

В моей педагогические практике есть метод «Интервью с картинками», когда я раскладываю на столе множество различных фотографий (вырезки из журналов) с самыми разными изображениями (природы, люди, ситуации, городское пространство, предметы и др.). Прошу слушателей выбрать одну, которая характеризует какие-либо их личностные особенности символически или непосредственно (например, «змея на этой картинке для меня является символом гибкости и мудрости и эти качества я ценю в людях» или «я выбрал картинку со змеёй, так как я боюсь змей»). Затем в парах обучающиеся рассказывают друг другу о себе по картинке и потом каждый должен представить своего собеседника. Каждый раз замечаю, что тот кто представляет неизменно добавляет свою интерпретацию личности собеседника по выбранной картинке. Изначально я связывала это с недостатком психологической культуры и стала специально просить слушателей во время представления ориентироваться только на слова собеседника, не добавляя своей интерпретации по выбранной им картинке. Оказалось, что это требование слушатели выполняют с большим трудом. То есть, легче придумать интерпретацию, чем просто пересказать слова другого человека. В некоторых случаях слушатели даже высказали недовольство, что для выполнения задания были включены картинки, так как это именно из-за них происходит «домысливание» и без картинок они бы дословно представили собеседника.

А.А. Полонников
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Александр Полонников - Пятница 31 Октябрь 2014, 14:15
 

Опыт, о котором Вы рассказываете, достоин того, чтобы к нему внимательно присмотреться. Ваше наблюдение фиксирует несколько обстоятельств: 1. восприятие слушателями визуального стимула как помехи; 2. сверхинтерпретацию (домысливание). Что это может значить? Обратим внимание и на протестную эмоцию, сопровождающую ситуацию двойного стимулирования. Будем в этом анализе интересоваться только визуальным аспектом происходящего. По всей видимости визуальный объект обладает некой собственной валентностью, вызывающей когнитивное рассогласование при организации целостного высказывания. Рецепция образа и рецепция слов автоматически не соединяются. Или, говоря другими словами, хороший гештальт не образуется. Для того, чтобы "сшить" расподающееся целое слушатель включает воображение, достраивая посредством имагинации картинку до целого. Здесь было бы любопытно продолжить движение, записав на диктофон интерпретации слушателей и проанализировав их. Какие лакуны ими заполняются? К чему они более апеллируют: к рассказу или изображению? Не является ли их избыточная лингвистическая активность "щитом", которым они прикрываются от воздействия образа? 

Термин "психологическая культура" ничего не проясняет. Это псевдообъяснение. Думаю, что от него следует отказаться.

 

Изображение пользователя Наталья Корчалова
Re: Визуальное событие и визуальное отношение
от Наталья Корчалова - Вторник 4 Ноябрь 2014, 11:58
 

Вот небольшой комментарий, который был сделан по поводу текста Александра Андреевича одним из участников занятия, бывшим магистрантом БГУ Юрием Павловым:

"Статью А. Полонникова прочитал. Было, конечно, интересно узнать, что это занятие было экспериментом на другую тему. Для себя почерпнул важное наблюдение: схема "вижу - описываю" часто трансформируется в "вижу - понимаю - описываю/объясняю". И это не столько врожденная особенность, сколько приобретенный в учебной среде навык. Более того, я сразу стал думать о жизненных событиях: и правда, очевидцев какого-то события может быть много, но рассказов будет столько же, сколько людей его наблюдали. К слову, вспомнил наше занятие по этому фрагменту из фильма, как мы толковали то, что нужно было просто увидеть. И да -- вы нас постоянно толкали "видеть дальше", а мы, получается "истолковывали дальше". Как это всё было тонко спланировано! )) Занятие было отличное, у меня от него остались только самые хорошие воспоминания. Маленькая группка, зато интенсивно и по делу.
Правда, язык статьи г-на Полонникова для меня был (нарочито?) усложнённый. Безусловно, мастер соединять слова ("визуальный поворот", "аудиальные медиаторы" и прочее обилие иностранной лексики). Но из-за этого остались непонятные многие вещи, в частности, целый раздел про "визуальный эссенциализм" прошёл мимо меня (не понял сути, не понял причины, почему это было в статье). Быть может, нужно вчитатья более основательно и размеренно, но найти время надо будет в будущем."